Электронные весы

Друзья, а встречали ли вы когда-нибудь электронные весы? Это достаточно серьёзное и высокоточное оборудование, достаточно часто используется в лабораторных и медицинских исследованиях, что на мой взгляд достаточно важно, ведь помогает улучшить качество работы и снизить погрешность.
Если вас интересуют лабораторные весы или например аналитические весы, то компания ООО «Авторитет» которая является ведущим поставщиков в России и СНГ, поможет вам в приобретении такого оборудования. В каталоге компании, представлены весы таких производителей, как Ohaus, AND, Acculab, Cas, Vibro, Госметр, Metler Toledo, ACOM, есть весы с печатью этикеток, торговые весы, настольные электронные, товарные весы, промышленные весы, складские весы, крановые весы, лабораторные и медицинские, детские весы. Причём всё оборудование продаётся по адекватным ценам, что на мой взгляд тоже, достаточно важно.
Покупать можно сразу же с доставкой товара в удобное для вас время и место, что как мне кажется действительно важно и удобно. Ведь таким образом, каждый из вас сможет сэкономить время и деньги. В каталоге вы сможете ознакомиться со всеми техническими возможностями электронных весов и сделать правильный выбор.

Стоит думать

Стоит думать, что именно благодаря этим качествам Бейли, Микеле и Гвасалия настолько быстро смогли вступить в диалог с новой волной околомод-ного общества, воротящей нос от любых усложнений и абстракций. Да и что есть гениальность, как не умение отвечать на каверзные вопросы своего времени? Во всяком случае, флорентиец Данте, на которого мы и по сей день равняемся в свои редких гуманистичсе-ких порывах, склонялся к этому определению. Осмелившись проранжировать человеческие прегрешения, наибольшую снисходительность он проявил именно к эдаким добродетельным реформаторам — мол, хоть и жили в далекое от высоких идеалов время, но молчаливо потакать грубым ошибкам эпохи не стали и дело свое довели до победного конца, за что, собственно, и прописались в раю. Официальная история с путевками в вечное светлое так легко не расстается, да и словоохотливых героев вспоминает значительно реже. К счастью, новую троицу дантовских херувимов, восставших против лжеучений прошлого, мы и вовсе можем слышать от первого лица. Правда, есть убедительное ощущение, что это только первый круг испытаний, уготовленных их гениальности.

Поэт реализма?

Пожалуй. Для Гвасалии даже перенос показа весенне-летней коллекции Vetements с сентября на июль, когда умами в Париже владеет кутюр, — дань реальному ходу времени, при котором, вопреки известной поговорке, сани готовятся зимой, а телега — по надобности, т.е. летом. Сама коллекция будет собрана на манер микстейпа, в котором каждую категорию одежды курируют бренды-корифеи: косухи — Belstaff, платья — Alaia, деним — Levi’s, обувь — Manolo Blahnik. Идея коллабораций, признаться, далеко не нова, но именно Гвасалия создал первый прецедент настолько массового аутсорсинга. В чем же хитрость? Такое коллективное предприятие аккумулирует аудиторию нескольких маститых брендов в одном котле. Если говорить об идейных истоках подобного подхода, отчетливо слышится голос обожаемой им streetstyle-культуры. Уличная мода строится на абсолютно непредсказуемом сочетании fashion-ингредиентов (за что, собственно, она и полюбилась), в то время как ее официальная версия всегда мыслит иными категориями — от тотал-луков до абсолютного подчинения диктатуре трендов. Гвасалия же в очередной раз проигнорировал все ограничения и комплексы академической жизни, тем самым вдохнув в нее витальную порцию свежего кислорода и несовершенств. И если последним в людях он потакает, то вот недостаткам модной системы спуску не дает, равно как и два других великих ума — Кристофер Бейли и Алессандро Микеле. Судя по воцарившейся обстановке вседозволенности, модная индустрия ждала для себя именно таких преемников — не однобоких гениев и книгочеев, а эдаких бунтарей с долей холодного равнодушия ко всему старосветскому и детским исследовательским любопытством к, казалось бы, самым простым и земным формам.

Опасность подобного положения

Опасность подобного положения для самого гения заключается в том, что его судьба в Balenciaga всегда будет сторонним следствием успеха Vetements, который имеет все шансы оказаться кратковременным: одного попадания в модную струю недостаточно для пожизненного звания героя. Впрочем, попадание было стопроцентное и буквально пророческое, очевидно, поэтому Vetements так быстро стал своего рода любимым ребенком современной моды. Ностальгический китч с образами из «Звездных воинов» и «Титаника» особо приглянулся поколению девяностых, чьи бюджеты, по сути, и есть главное топливо модной экономики. Да и сама мода, столь долго жившая иллюзиями недостижимой красоты, наконец научилась принимать жизнь #безфильтра, а язык Гвасалии как раз донельзя трезв и буквален. До такой степени, что успеху подражательного бренда Velememes предшествовал всего один скромный твит, а отнюдь не томные вечера его создателей на курсах кройки и шитья. Пожалуй, именно азбучная простота Гвасалии и делает его столь понятным для массового зрителя, да и такой народной любовью может похвастаться далеко не каждый дизайнер, тем более имеющий всего четыре модных сезона за спиной. Происходит это также и потому, что ему с поразительной легкостью удается выхватывать из потока событий именно то, чем отличается наше время от времени ушедшего, а ведь именнно таких вспышек «нашего» мы и ждем от современной моды. В исполнении Гвасалии физические недостатки получили право присутсвия на больших подиумах, Instagram стал основной платформой для кастинга моделей, гей-клубы — местом проведения модных показов, а логотип службы доставки DHL или футболки из туристического магазина в Антверпене — и вовсе темами для дизайнерского сочинительства.

Эди Слимана

Ходить далеко за ответом не придется: для Эди Слимана это меню оказалось непосильным, ну или, наоборот, достаточным, чтобы прервать пиршество на посту креативного директора Saint Laurent, входящем в одну группу с Gucci. Впрочем, холдингу весьма умело удается поворачивать болезненную пересменку креативных директоров на пользу своему финансовому здоровью, и назначение Демны Гвасалии креативным директором дома Balenciaga—очередной тому пример. Его дебютная коллекция для модного Дома сразу же обросла вниманием, правда, во всех сорока четырех образах критикам виделась облагороженная копия Vetements, а отнюдь не современное воплощение Balenciaga. Претензии хоть и оправданные, но выдающие крайне поверхностное понимание роли Гвасалии в кутюрном Доме. Задача, стоящая перед ним на новом посту, вызывающе проста и звучит скорее как привилегия, а не контрастное обязательство — быть собой и никем, кроме себя. Для Balenciaga это есть лишь твердая попытка возвращения в модный дискурс на фоне медийной востребованности персоны дизайнера и коммерческой успешности тем, поднятых под флагом Vetements. Первая подиумная мужская коллекция Balenciaga, к слову, вверена именно стараниям Гвасалии. Едва ли нужно напоминать, что исторически Balenciaga был «женским» Домом, и дизайнеров принимал в своих покоях «женских», т.е. тех, чей талант создан pour femme. Из последних примеров — Николя Жескьер и Александр Вэнг. Гвасалия, по сути, первый утилитарист в практике этого Дома. Добавьте к этому его рейтинги — и успешная (читай «раскупленная») мужская коллекция готова.

Все его коллекции для Gucci

Это лишь количественная логика без поправки на аксессуары и кутюрный дизайн, к которым Микеле питает не меньшую слабость, чем к модным каламбурам — явлению особенно редкому на миланских подиумах, воспитанных в традиции классической сексуальности. Именно его стараниями жеманные блузки и чокеры перестали восприниматься как половые штампы, а сли-перы Princetown с мехом стали едва ли не обязательным предметом во всяком уважающем себя гардеробе. Впрочем, его искрометный стиль легко разбирается до базовых понятий — стоит снять «бабушкины» очки, платформу, розовые колготки, и шелковое платье снова становится просто платьем. В этом и есть гений Микеле — в таланте находить острые рифмы для плоских форм. А еще он как никто умеет говорить о высокой моде жаргонизмами streetstyle: то, что раньше считалось лишь престижным, в его прочтении становится по-настоящему hot. «Ловите мой крутой и дерзкий образ» — шутка ли, но в клипе к песне Formation певица Бейонсе произносит эти слова в пуританской блузке и юбке из весенне-летней коллекции Gucci. Но если ввести моду на аутсайдеров Микеле не составило особого труда, то вот не стать аутсайдером собственной моды станет для него задачей посложнее. Все его коллекции для Gucci созданы в подражании первому успеху, и навряд ли стоит ждать каких-либо изменений от предстоящего третьего срока, который, к слову, может стать последним. Очевидно, что продление контракта с Gucci станет для Микеле куда большим испытанием, нежели уход из модного Дома, и для этого есть две весомые причины. Во-первых, гик-шик, собранный по известной формуле, былого ажиотажа уже не принесет: урожай собран—время сеять новое вечное. Но есть ли в идейном запаснике Микеле это самое «новое» или перед нами очередной актер одной роли? Ближайшее будущее покажет. Во-вторых, есть жесткие контрактные обязательства дизайнеров перед модными домами, предписывающие им не просто делать определенное количество коллекций, но и с определенным финансовым успехом Read More Here. Не стоит забывать, что в Gucci Микеле — человек приглашенный, а значит, и вести себя ему подобает согласно установленным нормам приличия: быть приветливым к хозяевам и угощаться, простите, только по меню. Объединение мужских и женских показов не избавит от единовременной работы над двумя коллекциями, рекламными кампаниями, сезонной концепцией оформления бутиков и частными заказами. Не слишком ли много для одного парня в жеманном костюме в цветочек?

С февраля 2017 года

«Бейлизмы» хоть и нашли своих последователей, но воплощены были с заметными ограничениями. Tom Ford и Tommy Hilfiger поддержали инициативу интегрированных показов и изменения расписания в пользу их соответствия сезону, но фундаментальное разделение на «лето» и «зиму» все-таки оспорить не решились. Bottega Veneta и вовсе сделали интегрированный показ едва ли не главным пунктом праздничной программы своего пятидесятилетия — вот уж правда вышли из младенческого возраста. Схема с моментальными продажами в ознакомительном режиме была запущена Alessandro Wang, Prada, Расо Rabanne и Proenza Schouler уже на февральских Неделях моды, позволив гостям показов приобрести новые it-bags сразу после окончания шоу. Сумки были выбраны не случайно: если одежда требует предварительного производства широкого размерного и модельного ряда, то аксессуары — абсолютно унифицированная категория. Модному дому Moschino, очевидно, особо приглянулся тезис об открытом доступе на показы, так что попасть на шоу, прошедшее в Лос-Анджелесе в июне, смог каждый желающий — билеты находились в открытой продаже вопреки традиционным законам фэшн-селекции. С февраля 2017 года женские и мужские коллекции Дома Gucci, в котором, к слову, и был воспитан Бейли-дизайнер, также будут представляться одним залпом, однако избежать ожидания в waiting list не получится — показы по-прежнему будут опережать продажи на традиционные три месяца. Томительная пауза оправдывается сложным производственным процессом, и в этом утверждении нет абсолютно никакого лукавства. Гик-шик Алессандро Микеле — действительно мода полного метра, с тем многоликим характером, которому нужно большое повествовательное пространство, чтобы раскрыть себя в полной мере. Для сравнения: pre-fall коллекция Gucci состояла из семидесяти восьми образов, в то время как Burberry удостоил модную паству тридцатью двумя.

Мальчик, ведущий лошадь

Новая волна модных реформ началась с события, казалось бы, не столь значительного. В 2014 году креативный директор Burberry Кристофер Бейли вступил в должность исполнительного директора компании, замкнув на себе две опорные функции — создание модного продукта и его коммерческий успех. Мальчик, ведущий лошадь, к всеобщей радости, оказался куда более щепетильным в вопросах одежды, чем картинный герой Пикассо. Свое главное положение Бейли сформулировал задолго до судьбоносного назначения, и звучало оно крайне оппозиционно главенствовавшей тогда идее: высокая мода должна быть доступной, считал он. Очередной британский small talk? Едва ли: в 2009 году Burberry запустил сервис Runway Made to Order, позволяющий делать предзаказ коллекции синхронно с шоу, а годом позже и вовсе открыл «удаленный доступ» на Недели моды, запустив глобальную онлайн-трансляцию своих показов. Подражательная реакция традиционалистов не заставила себя долго ждать, но вот вторая выходка Бейли получила куда меньше популярности: в феврале этого года британец объявил об объединении мужских и женских показов Burberry. Правка вступит в силу уже в сентябре, правда, вместе с половым статусом показы лишатся и сезонной направленности: коллекции будут срежиссированы таким образом, чтобы единовременно отвечать всей климатической карте мира, так что самое время писать эпитафии pre-fall и resort собраниям бренда. Логика преобразований не столь социальна, как могло бы показаться на первый взгляд. Шесть обязательных коллекций в год и, как следствие, шесть самостоятельных показов стали непосильной роскошью для оскудевших на фоне кризиса бюджетов модных конгломератов, так что сокращение числа коллекций — явно оптимизирующая мера, а вовсе не одобрительный кивок в сторону либералов. Оценить успех своих преобразований в наглядных фунтах стерлингов Бейли сможет еще до окончания показа — продажи новой коллекции стартуют синхронно с шоу, навсегда заменив романтик)’ ожиданий утилитарностью.

Похоже, именно последний факт

За что способна полюбить Паулина Андреева? Вадим Верник, главный редактор журнал «ОК!». интересовался у актрисы, кого она считает настоящим мужчиной. «Что бы я ни придумала, это уже было сказано три миллиона раз до меня. Поэтому не буду фантазировать: это тот, кого я люблю. У него могут быть слабости, противный характер, но если я его люблю, то для меня он, безусловно, настоящий мужчина», — дипломатично ответила Андреева. Чуть более конкретна в описании привлекательных мужских качеств она была в разговоре с журналистом «Вашего досуга»: «Кроме основополагающих (мужественность, порядочность), я ценю в мужчинах чувство юмора. Кстати, у меня много дру-зей-мужчин».

Похоже, именно последний факт порождал слухи о романах актрисы со своими знаменитыми коллегами Владимиром Машковым и Константином Хабенским. С первым Паулина познакомилась на съемках сериала «Григорий Р.», в результате чего он дал ей роль в спектакле «№13D», асо вторым пересекалась в коридорах МХТ и на съемочной площадке «Метода». Но тогда на вопрос все того же Вадима Верника о замужестве она отвечала: «Я не планирую выйти замуж к определенному возрасту или завести детей — это смешно. Жизнь распоряжается нашими судьбами ярче и интереснее, чем мы себе фантазируем». Что ж, сегодня жизнь Паулины ярка как никогда: все объективы светских фотографов направлены в ее сторону, журналистские перья застыли в ожидании сенсации. А она хранит молчание и снимается. На этот раз в новом продюсерском проекте best price for viagra 100mg. Кого бы вы думали? Правильно, Федора Бондарчука! Это сериал «Спящие». И если сам Федор Сергеевич играет лишь эпизодическую роль, то Паулине достался один из ключевых персонажей картины.

«Вокруг ТВ»

«Оттепель», «Метод», «Саранча», «Статус: свободен» — на экранах, «Dreamworks* *Мечтасбывается», «№ 13D», «Мастер и Маргарита» — в театре, роли Андреевой подкидывают поленья в костер вечного спора о главенстве формы над содержанием. Обнажать формы Паулины режиссеры любят. «Саранча» вообще значится эротическим триллером. Отвечать на вопросы об откровенных сценах Андреева уже порядком устала. «Я не согласна с мнением, что актриса должна свободно и спокойно обнажаться, что ее обнаженное тело — такой же инструмент, как и другие, в актерском арсенале, — говорила актриса в интервью изданию «Вокруг ТВ». — Все-таки я считаю, что нагота — личное дело. Так что кое-что по моей просьбе было скорректировано. Мы подробно прорабатывали все эти сцены в одежде. Каждое движение было отрепетировано, как в балете. Никакой импровизации! И этот метод нам очень помог. При этом важно понимать, что вся наша эротика имеет отдельную драматургию развития. Мы показываем, с чего близость героев начинается, как она развивается, к чему приходит. Это не бессмысленная демонстрация обнаженных тел во всей красе — это мощный смысловой прием. Завершая тему, скажу: для меня участие в таком жанре не «зеленый свет» в картины других режиссеров. Наоборот! Я себя в этих обстоятельствах изучила, и развиваться в этом направлении мне больше неинтересно». Печальная информация для зрителей-мужчин. Но так бывает всегда, когда свободная девушка хочет изменить свой статус. Верная жена и заботливая мать должна иметь безупречную репутацию.