В школе я была двоечницей.

Паулина Андреева родом из Санкт-Петербурга. Родители будущей звезды, Олег Владимирович и Елена Николаевна, к искусству отношения не имели. «Мама—ландшафтный дизайнер, папа — бизнесмен, — рассказывала в интервью «Вашему досугу» Паулина, а из «Теленедели» мы узнаем, что у нее двое младших братьев, один из которых, по информации журналистов, учится в РГИСИ (бывший СПбГАТИ) на актерском факультете: «Но я единственная девочка, поэтому, наверное, чувствовала больше внимания к себе. У меня родители молодые, и они для меня в первую очередь друзья. Мама с папой прививали мне свободу выбора и всегда повторяли, что у меня все получится. Эту поддержку я ощущаю до сих пор». Ищейки Арама Габрелянова быстро раскопали все подробности петербургской жизни Андреевой. Стоило обратиться в гимназию № 24, где училась актриса, и тут же выяснилось, что зовут ее вовсе не Паулина и даже не Полина, как можно было бы предположить. На фотографии под школьным альбомом, которую предъявил миру портал Life78, красуется имя Екатерина. «В школе я была двоечницей. Ну троечницей! Потому что хулиганила постоянно: типичный неусидчивый, чересчур активный ребенок. Родители каждый раз повторяли: «Ну что ж такое, неловко снова идти на родительское собрание!» Но репрессий, давления по этому поводу никогда не было. Я занималась дополнительно с преподавателями, чтобы подтянуть проблемные предметы, но любила декламировать: «Неинтересна мне ваша физика, я гуманитарий!» — рассказывала актриса в интервью журналу «Теленеделя». После окончания школы Андреева поступила в СПбГУ. Уже на первом курсе она стала представляться не Екатериной, а Полиной и тогда же удалила одноклассников из друзей во всех социальных сетях, чтобы ненароком не всплыло настоящее имя. Через несколько лет в разговоре с корреспондентом журнала «Ваш досуг» она так прокомментирует свое новое необычное имя: «Редкий случай, если меня не переспрашивают: «Как-как ты сказала?». Но, безусловно, мне приятно, что меня идентифицируют без фамилии».

Мы же, как люди любящие факты

Режиссер перестал скрывать свои чувства к актрисе Паулине Андреевой, тайный роман с которой у него начался в сентябре прошлого года», — написал журнал «7 дней» после того, как Федор Бондарчук пришел на премьеру спектакля «Dreamworks* *Мечтасбывается» в МХТ имени А. П. Чехова. Другие журналисты также сообщали с места события, что Федор Сергеевич громче всех аплодировал на поклонах, а потом отправился за кулисы, где, никого не стесняясь, обнял и расцеловал Паулину. При этом репортеры не забыли упомянуть, что актриса играет в этом спектакле роль любовницы крупного бизнесмена и расхаживает по сцене в сверхсексу-альном латексном костюме. Некоторые даже описывали полный восхищения и нежности взгляд Бондарчука. Мы же, как люди любящие факты, до художественного вымысла опускаться не будем, а просто посоветуем пересмотреть январскую программу канала СТС «Кино в деталях», там самых разнообразных взглядов Федора Сергеевича достаточно. Представляя свою гостью, Бондарчук не скупился на восторженные оценки. «Никакая Паулина не специальная, она шикарная просто. И все! — расточал он комплименты на камеру. — На «№ 13D» я ее увидел. Меня сшибло просто, потому что в консервативном театре такая абсолютная красота вышла. Сногсшибательная! И я Вернику, который меня пригласил, говорю: «Игорь, а кто это?» — «Паулина». — «А она так меняется… Это было сильное впечатление. Взрыв фейерверка — такое эмоциональное впечатление у меня как у зрителя было. Хотя я подготовленный. Но тем не менее. Это дорогого стоит. Какая-то новая она». Мало кто из молодых актрис удостаивается таких эпитетов от вполне успешного режиссера. Хотя, конечно, Паулина выбивается из общего ряда. Она рано усвоила, что каждый сам кузнец своего счастья и что актерскую биографию в современном мире пишут не театроведы с кинокритиками, а журналисты. Она работает на имидж, и этот имидж позволяет ей при небольшом послужном списке ролей оставаться одной из самых обсуждаемых персон в шоу-бизнесе. Но обо всем по порядку.

Написавший музыку для «Бунтарей» Игорь Вдовин

Написавший музыку для «Бунтарей» Игорь Вдовин искренне признается, что совершенно влюблен в нашего героя: такого включения в процесс, такого юношеского горения ему, по его собственному признанию, встречать еще не случалось. Так и большинство людей, с которыми мне доводилось его обсуждать, единодушно признавали, что его азарт не передается разве что покойнику. Так что вокруг себя он аккумулирует не столько толпы воздыхательниц и фолловеров, скорее сонм талантливых в своей сфере единомышленников, с которыми можно сделать «что-нибудь классное».

Уже буквально через час дежурных вопросов о семье и друзьях (семью ценит и считает родственников самыми близкими собеседниками: друзьями дорожит и, кажется, не растерял «из-за звездности») мы неизбежно начинаем что-то придумывать. Надо сказать, это довольно редкая душевная щедрость — подключать всех окружающих к процессу созидания, так что даже журналист впадает в простодушную иллюзию сопричастности к будущему проекту Александра Молочникова.

«Позвольте вас угостить, я же теперь звезда сериала на СТС», — с широкой улыбкой бросает он напоследок, оставляя меня в твердой уверенности, что вот прямо сейчас я сяду и напишу наконец и сценарий, и книгу, и десяток блестящих очерков. Ведь ему же как-то удается.

«Бунтарями»

Очевидно, его голос был достаточно оригинален, чтобы убедить самого Олега Табакова позволить постановку спектакля «19.14», превратившего артиста Молочникова в самого молодого режиссера камергерских подмостков. Важная для новоиспеченных поклонниц информация: практически каждую ночь наш герой сидит неподалеку от собственного жилища — в дайнере Starlight на Страстном бульваре. Никакого сумасбродства: спрятавшись за ноутбуком, он полночи пишет — на этот раз сценарий полнометражного фильма. Сумасшедшая работоспособность, вызывающая неподдельное раздражение у московских прокрастинаторов, позволяет ему пробовать себя во всех возможных художественных жанрах. Не удивлюсь, если вскорости мы увидим его за дирижерским пультом. «Как-то так я устроен, что мне постоянно хочется переключаться. И после довольно сложной работы над «Бунтарями», процесса постоянного скручивания себя, мне хочется, например, сделать какую-нибудь роль, сняться где-то. Это не значит, что играть мне проще, просто это необходимая для меня смена обстановки». Так что популярное опасение, касающееся молодых звезд (дескать, не иссякнет ли прежде времени этот талант), в данном случае, кажется, совершенно напрасно. Для человека, который мыслит историями, существует ровно миллион способов эту историю донести, будь то роль, собственное кино или даже мюзикл.Watch Full Movie Online Streaming Online and Download

Впервые с ним мы увиделись

Замечу сразу: Александр Молочников неприлично хорош собой и к тому же обходителен и внимателен к собеседнику. Настолько, что для того, чтобы написать этот текст, мне пришлось вынудитьеготрижды согласиться на встречу под предлогом выяснения дальнейших обстоятельств — такой дотошной журналистики московские болота еще не знали. Для журналиста с претензией (такого, который в каждом герое ищет драму и конфликт) Александр Молочников — это даже не круг дантовского ада, а сразу смертельное озеро Коцит, в котором тонешь, проклиная себя. Судите сами: он привязан к семье, не замечен в сомнительных личных связях, не донжуан, не бонвиван, не пижон и не бездельник. Решительно не за что зацепиться. Пока иные его коллеги выстраивают карьеру, устраивая себе контракты с модными брендами и важными московскими продюсерами, Александр, донимая друзей полуночными звонками, штудирует историю русской философии или греческую мифологию, все это — ради очередного проекта.
Впервые с ним мы увиделись на очередной репетиции отшумевшего (но не сбавляющего обороты) спектакля «Бунтари», в водевильном духе исследующем приключения русской оппозиции. Автор происходящего на протяжении всего прогона ерзает на стуле, поминутно вскакивая с очередным комментарием: «Что с тобой, эй! Вчера было живо, сегодня чего застыл, как кукла?» Или: «Так, а вот тут можете вставить еще такую фразу…». Изредка раздается его смех, встречающий удачную мизансцену. Такое искреннее удовольствие от собственной художественной находки встретишь разве что у ребенка, впервые изобразившего что-то большее, чем каракули. Впрочем, сравнивать Молочникова с ребенком справедливо лишь по факту возраста, но и то—опасно, слишком уж в этом видится зависть. В самом деле, пока его сверстники еще заканчивали вузы, Александр уже весьма успешно играл в главном московском театре, пробовал себя в кино и постоянно фонтанировал идеями постановок.

А вот в ведомстве Валерия Абисаловича

А вот в ведомстве Валерия Абисаловича все, напротив, в ажуре. Фестиваль «Звезды белых ночей» в этом году бьет все рекорды звездности. Поет и дирижирует неутомимый Пласидо Доминго, восстанавливающий силы в одном из исторических сьютов «Гранд Отеля Европа». Для святой троицы из первого ряда императорской ложи — Романа Абрамовича, Алексея Миллера и Александра Дюкова — изображают Ромео и Джульетту Артем Овчаренкои Диана Вишнёва. Отведав французской кух-
ни в Brasserie Bellevue отеля «Кемпински, Мойка, 22», бежит на репетицию «Лоэнгрина» Анна Нетребко под руку с демоническим Юсифом Эйвазовым, подготовившим для «Турандот» тяжелейшую партию Калафа. Весь год заживлявшая телесные и душевные травмы главная балерина современности Ульяна Лопаткина стреляет в поклонников из мощнейшего огнемета: почти подряд в афише «Сон в летнюю ночь», «Лебедь», «Бриллианты», «Анна Каренина» и, наконец, юбилейный вечер, который состоится 3 июля на основной сцене Мариинского театра. Это, вне всякого сомнения, место и время сбора всех, кому небезразлична судьба классического балета в лучшей из всех возможных реинкарнаций. На 23 июня назначено еще одно ответственное мероприятие, имеющее все шансы заинтересовать москвичей. Государственный Эрмитаж торжественно откроет масштабнейшую экспозицию, посвященную творчеству Вячеслава Зайцева. В новое выставочное пространство Малого Эрмитажа из знаменитого Дома моды на проспекте Мира выехало более 100 ансамблей из тридцати коллекций ветерана кройки и шитья. Не вижу повода не выпить, да, «Ленинград»?..

Новое место проведения

Для людей, не переминающихся с ноги на ногу в ожидании, чтобы кто-то заплатил за их розе в прекрасно отреставрированном кафе Мариинского театра, доминанта невероятного северного лета, конечно же. Петербургский международный экономический форум. В глазах многих он ограничивается неограниченным количеством алкоголя на губернаторском приеме и другими радостями довольно плебейского свойства. На самом же деле, пока одна звезда сменить другую спешит, дав ночи полчаса, в городе на Неве решаются задачи, которые в другое время показались бы принципиально неразрешимыми. Инсайдеры, впрочем, сообщают, что в этом году размах форума будет не слишком сопоставим даже с довольно квелым прошлогодним: скольких звонких американских монет недосчитались гостиницы-дворцы хотя бы из-за отсутствия саудовской делегации! И тем не менее: эти три дня кормят весь отельный год, без них—да еще без китайцев, решительно не желающих, несмотря на мой протест, сидеть не высовываясь, — и без того не сладкая жизнь санкт-петербургских пяти звезд была бы уже совсем не манной небесной. В этом году Форум сменил площадку: «Ленэкспо» оказалось в ситуации «поматросил и забросил» и льет слезы в примыкающук» гавань. Новое место проведения — выставочный центр «Форумэкспо» неподалеку от аэропорта Пулково, а это значит кромешный ад для всех, кто решил именно в три несчастливых дня прилететь в северную Венецию: присутствие первых лиц государства поднимает авторитет мероприятия на значительную высоту, но и лишения доставляет немаленькие. Для Васильевского острова, где находится «Ленэскпо», делание Форумом ручкой имело немедленные последствия: впервые за много лет не восстановлен после зимы асфальт, словно сквозь землю провалились клумбы, да и мачты освещения светят словно памятник надежде, даже не как незнакомая звезда. Что ж! Так проходит слава земная.

SVO-LED

Летом (точнее в те мимолетные полтора-два месяца в году, которые мы, за неимением лучшего, привыкли называть этим великим словом) ноющая тяга к Санкт-Петербургу, любовь, похожая на стон, — вечная болезнь обитателей ЦАО г. Москвы с покушениями на интеллект — входит в стадию обострения. Ощущение того, что, пока ты ешь остромодный бургер на Патриарших, подлинная, настоящая, наполненная и даже переполненная высокими смыслами жизнь проходит мимо, скажем, по Крюкову каналу, напевая что-нибудь популярное из Бродского, типа «Как хорошо на набережных мне», прошвы-ривается себе по Невской перш-пективе и заказывает леденящее рот шардоне к сезонному салату в «Рыбе на даче», это ощущение, будем честны, заставляет нас несколько терять голову, без меры умножать число сегментов по маршруту SVO-LED, придумывать способы, как бы приехать в город трех революций пораньше, а уехать попозже, а то и вовсе не уезжать, ибо зачем изгонять себя из рая?.. Как говорилось в одном прекрасном ря-зановском фильме: «Я понимаю, когда самозванец на трон. Но самозванец на плаху?..» В нынешнем сезоне благодаря любимейшей группе рублево-успенских домохозяек летний сезон открылся с хештегом «В Питере — пить!». Отчего-то эти простые слова, лишь фиксирующие действительность, а не моделирующие ее (от таланта размером в Шнура можно было бы ожидать и таких откровений!), настолько легли в фарватер общественных настроений, что даже вызвали противодействие, верный знак того, что «Ленинград» снова попал в яблочко. Целые группы товарищей на свой лад начали переиначивать нехитрый девиз. Так возникло невыполнимое, на мой взгляд, «В Питере — не пить!» и «В Питере — жить!», реализуемое тоже лишь весьма условно: ведь москвичи желают проживать в культурной столице России, продолжая получать доход того уровня, который принят в столице бескультурной. Стоит отметить, что подобные бесплодные мечтания в большой степени присущи и самим санкт-петербуржцам, вообще склонным к пространным рассуждениям о несуществующем.

Джулианна Мур

Не то чтобы пришествия хрупкой нимфы с цветочным именем никто не ждал: у Джонни Деппа фанатов пруд пруди (по крайней мере, так было до скандального расставания с Эмбер Херд), да и звездные отпрыски, судя по всему, подменили на небосклоне так называемых Instagirls. Да и сотрудничество с Chanel Лили-Роуз в буквальном смысле было написано на роду: маму, райскую птичку Ванессу Паради, связывают с модным Домом отношения длиной в четверть века. Тем не менее годичной давности появление обладательницы скандально тонкой талии на вечере легендарной французской марки в Нью-Йорке имело эффект разорвавшегося снаряда. Как следует восхитившись красотой малышки, ее тут же заочно записали в новые музы непотопляемого Карла Лагерфельда. И, в общем-то, не прогадали: за последние двенадцать месяцев хрупкая блондинка успела принять участие в показе Haute Couture (она, Джулианна Мур и еще десяток близких друзей Кайзера сыграли в рулетку посреди Гран-Пале), стать лицом линейки солнцезащитных очков и даже получить своего рода «повышение» — совсем скоро мадемуазель Депп будет рекламировать Chanel №5. Увы, на подиуме худышку мы едва ли увидим: уж больно миниатюрна — едва дотягивает до метра шестидесяти. Но Лили-Роуз, к счастью, и не метит в супермодели: ее планом «А» было и остается актерство. Да и щеголять в кутюре уместно и на кинопремьерах.

Кардашьян-Дженнер

Если не самая красивая, то уж точно самая длинноногая представительница клана Кардашьян-Дженнер, состоящего практически из одних дам (даже патриарх, олимпийский чемпион Брюс Дженнер, сменил пол и теперь просит величать его Кейтлин), с младых ногтей грезила карьерой модели, а в четырнадцать даже подписала контракт с достойным агентством Wilhelmina. Но чуда пришлось ждать четыре года. Кто уж за него ответственен — судьба или Канье Уэст (шутки шутками, а с зятем Кендалл повезло: рэпер без преувеличения на «ты» со всеми хоть сколько-нибудь значимыми фигурами фэшн-бизнеса), остается только догадываться, но в начале 2014-го с красоткой случился судьбоносный показ Marc Jacobs. А вслед за Марком на верность новоиспеченной звезде
подиума присягнули Рикардо Тиши, Карл Лагерфельд и, что не менее важно, главреды влиятельного глянца: Анна Винтур, например, к вящей нерадости хейтеров позволила мисс Дженнер появляться на страницах буквально каждого номера «библии моды», а такая честь выпадает даже не всем долгоиграющим фавориткам. Следом за первыми успехами последовали и первые разочарования: страшно недовольные «привилегированным» положением коллеги юные дарования из семей попроще чуть было не устроили Кендалл веселую жизнь — по крайней мере, сама она недвусмысленно на это намекнула. Вот тут-то и пригодилась закалка звезды реалити-шоу Keeping Up with the Kardashians! Как итог — почетный титул амбассадора Lancome и топовые позиции в рейтингах Models.