Эди Слимана

Ходить далеко за ответом не придется: для Эди Слимана это меню оказалось непосильным, ну или, наоборот, достаточным, чтобы прервать пиршество на посту креативного директора Saint Laurent, входящем в одну группу с Gucci. Впрочем, холдингу весьма умело удается поворачивать болезненную пересменку креативных директоров на пользу своему финансовому здоровью, и назначение Демны Гвасалии креативным директором дома Balenciaga—очередной тому пример. Его дебютная коллекция для модного Дома сразу же обросла вниманием, правда, во всех сорока четырех образах критикам виделась облагороженная копия Vetements, а отнюдь не современное воплощение Balenciaga. Претензии хоть и оправданные, но выдающие крайне поверхностное понимание роли Гвасалии в кутюрном Доме. Задача, стоящая перед ним на новом посту, вызывающе проста и звучит скорее как привилегия, а не контрастное обязательство — быть собой и никем, кроме себя. Для Balenciaga это есть лишь твердая попытка возвращения в модный дискурс на фоне медийной востребованности персоны дизайнера и коммерческой успешности тем, поднятых под флагом Vetements. Первая подиумная мужская коллекция Balenciaga, к слову, вверена именно стараниям Гвасалии. Едва ли нужно напоминать, что исторически Balenciaga был «женским» Домом, и дизайнеров принимал в своих покоях «женских», т.е. тех, чей талант создан pour femme. Из последних примеров — Николя Жескьер и Александр Вэнг. Гвасалия, по сути, первый утилитарист в практике этого Дома. Добавьте к этому его рейтинги — и успешная (читай «раскупленная») мужская коллекция готова.

Добавить комментарий

Comment
Name*
Mail*
Website*