Все цвета Белого

Чтобы таки оказаться у махараджей, надо отправляться в Раджастхан. «Земля Царей» — так переводится с санскрита название крупнейшего индийского штата. На его территории прежде располагались 22 раджпутских княжества, каждое с собственным правителем и с большими амбициями, так что в своё время здесь кипели такие битвы, рядом с которыми «Игра Престолов» покажется детской сказкой. Но войны давно отгремели, махараджи утратили власть и независимость. Раджастхан же остался самой красочной иллюстрацией к истории Индии.

Эти края вообще — про цвет. Каждый из главных городов Раджастхана имеет собственный. Столицу штата, Джайпур, зовут Розовым городом, Джодхпур с его кубическими домами и лабиринтом запутанных улиц — Голубым, построенный у кромки пустыни Джайсалмер — Золотым. А Удайпур — это Белый город.

Его ещё называют азиатской Венецией и сравнением этим льстят скорее последней: в бледной европейской красавице нет и сотой доли того сочного колорита, который отличает один из самых романтичных городов Индии. Он так красив, что кажется миражом, обманкой. Красоту удваивают отражения: Удайпур построен над цепочкой озёр, которая служит дополнительной линией защиты и природным климат-контролем: тут всегда чуть прохладнее, чем у соседей.

История Удайпура началась в XVI веке, когда Читторгарх, столицу княжества Мевар, разрушили моголы. Тогдашний правитель Удай Синг II решил подыс­кать для себя более безопасное место. В предгорьях хребта Аравали правителю встретился отшельник-садху, который указал на берег озера Пичола. «Построй здесь дворец, и он никогда не достанется врагам», — пообещал садху. И не обманул. Сменялись эпохи, моголы покоряли раджпутов, раджпуты отвоёвывали своё обратно, приходили и уходили британцы, а правители Удайпура продолжали управлять своим городом из того самого дворца на берегу. Княжества давно уж нет, а дворец стоит и поныне, и проживает в нём прямой потомок Удая — Махендра Сингх Мевар, махарана Удайпура номер 76.

Именно махарана, а не махараджа — у властителей Мевара собственный титул, означающий «Великий воин». И дворец их самый большой в Раджастхане: 22 поколения махаран достраивали и перестраивали его каждый на свой лад, и вышло циклопическое сооружение площадью больше двух гектаров. Прогулка по нему займёт полдня и откроет занятные подробности из жизни махаран. Золотой диск на стене — про то, что правители Удайпура считали себя потомками солнца. Каменная перегородка, разделяющая двор, предназначена для слоновьих боёв: во избежание жертв и разрушений гиганты боролись на хоботах, этакий слоновий армрестлинг. Железные клетки — остатки королевского зверинца: если верить Киплингу, именно из него сбежала пантера Багира (то есть сбежал — у Киплинга Багира был самцом). А большие весы у ворот служили для взвешивания махаран: процедуру проводили дважды­ в год, после чего народу раздавали столько серебра и золота, сколько весил их солнцеликий правитель.

Помимо главного королевского дворца в Удайпуре есть ещё несколько. Саджангарх, Дворец муссонов, стоит на отроге над городом. Два других расположены прямо посреди озера: белоснежный Озёрный дворец нынче стал отелем Taj Lake Palace, выстроенный из золотистого камня Джагмандир сдают под частные мероприятия — считается, что это с него падишах Великих Моголов срисовал концепцию Тадж-Махала.

От рассвета до заката
В Удайпуре впечатляют не только дворцы: здесь вообще выдающаяся архитектура. Хороши не только храмы (лучшие — посвящённый Вишну Джагаш-Мандир, святилище Шивы Эклингджи и один из крупнейших в Индии комплексов джайнистских святынь в соседнем Деваре), королевские мавзолеи-кенотафы на кладбище Агар и обсерватория на озере Фатех-Сагар, но и обычные городские дома-хавели. Каждый хавели — это маленькая крепость с двором-колодцем, крышей-террасой и святилищем в сердце. Стены их, окна, балконы и двери покрыты сложной резьбой и росписями, рассматривать которые можно часами.

По Удайпуру вообще приятно бродить, глазея по сторонам. На узких улицах всё как положено: толчея, бродячие коровы, гудящие мопеды, влекомые осликами тележки, нищие в пёстрых лохмотьях, крикливые дети, прилипчивые торговцы. На набережных стирают бельё­, на шумных базарах торгуют шёлковыми шалями, раджпутскими саблями и трубками для опиума. Купить можно что угодно — хоть слона. Нет, ну а вдруг вам нужно? Особенно колоритно Удайпур выглядит во время фестивалей, когда над домами-хавели включается неоновая подсветка, а на площадях и набережных пляшут разодетые танцовщицы с пирамидами из горшков на головах. Особый раджастханский шик: кружиться так, чтобы из наполненных водой ёмкостей не пролилось ни капли.
Забудьте про карту и планы на вечер. Дайте себе потеряться в пёстрой толчее. Но около шести вечера постарайтесь оказаться на крыше кафе, на террасе ресторана, на каменных ступенях у воды или на борту дрейфующей вдоль берега лодочки — где угодно, откуда видно город и озеро. В это время начинается то, что ни в коем случае нельзя пропустить: закат. Неважно, сколько их вы видели в жизни, — этот не забудете. Уходящее солнце заливает Белый город золотисто-розовым, и он как будто замирает, очарованный. Застывает даже время — пока над Удайпуром горит закат, никто не сойдёт с мес­та. А куда торопиться, впереди вечность.

Добавить комментарий

Comment
Name*
Mail*
Website*