Стоит думать

Стоит думать, что именно благодаря этим качествам Бейли, Микеле и Гвасалия настолько быстро смогли вступить в диалог с новой волной околомод-ного общества, воротящей нос от любых усложнений и абстракций. Да и что есть гениальность, как не умение отвечать на каверзные вопросы своего времени? Во всяком случае, флорентиец Данте, на которого мы и по сей день равняемся в свои редких гуманистичсе-ких порывах, склонялся к этому определению. Осмелившись проранжировать человеческие прегрешения, наибольшую снисходительность он проявил именно к эдаким добродетельным реформаторам — мол, хоть и жили в далекое от высоких идеалов время, но молчаливо потакать грубым ошибкам эпохи не стали и дело свое довели до победного конца, за что, собственно, и прописались в раю. Официальная история с путевками в вечное светлое так легко не расстается, да и словоохотливых героев вспоминает значительно реже. К счастью, новую троицу дантовских херувимов, восставших против лжеучений прошлого, мы и вовсе можем слышать от первого лица. Правда, есть убедительное ощущение, что это только первый круг испытаний, уготовленных их гениальности.

Добавить комментарий

Comment
Name*
Mail*
Website*