Поэт реализма?

Пожалуй. Для Гвасалии даже перенос показа весенне-летней коллекции Vetements с сентября на июль, когда умами в Париже владеет кутюр, — дань реальному ходу времени, при котором, вопреки известной поговорке, сани готовятся зимой, а телега — по надобности, т.е. летом. Сама коллекция будет собрана на манер микстейпа, в котором каждую категорию одежды курируют бренды-корифеи: косухи — Belstaff, платья — Alaia, деним — Levi’s, обувь — Manolo Blahnik. Идея коллабораций, признаться, далеко не нова, но именно Гвасалия создал первый прецедент настолько массового аутсорсинга. В чем же хитрость? Такое коллективное предприятие аккумулирует аудиторию нескольких маститых брендов в одном котле. Если говорить об идейных истоках подобного подхода, отчетливо слышится голос обожаемой им streetstyle-культуры. Уличная мода строится на абсолютно непредсказуемом сочетании fashion-ингредиентов (за что, собственно, она и полюбилась), в то время как ее официальная версия всегда мыслит иными категориями — от тотал-луков до абсолютного подчинения диктатуре трендов. Гвасалия же в очередной раз проигнорировал все ограничения и комплексы академической жизни, тем самым вдохнув в нее витальную порцию свежего кислорода и несовершенств. И если последним в людях он потакает, то вот недостаткам модной системы спуску не дает, равно как и два других великих ума — Кристофер Бейли и Алессандро Микеле. Судя по воцарившейся обстановке вседозволенности, модная индустрия ждала для себя именно таких преемников — не однобоких гениев и книгочеев, а эдаких бунтарей с долей холодного равнодушия ко всему старосветскому и детским исследовательским любопытством к, казалось бы, самым простым и земным формам.

Добавить комментарий

Comment
Name*
Mail*
Website*