Вирунга, самый опасный парк на планете

Cоздание в 1925 году национального парка Вирунга у восточной границы Демократической Республики Конго стало причиной раздора между местными жителями, лишившимися жизненно важных природных ресурсов, и инспекторами, охраняющими его обитателей: слонов, горных горилл и других животных. И сегодня, почти век спустя, инспекторы продолжают сражаться против браконьерства, разведки нефти и добычи древесного угля в парке.
Инспектор оглядывает свою разношерстную бригаду — семеро парней латают ухабистую дорогу, ведущую в национальный парк Вирунга. Нетрудно догадаться, что их объединяет. Все они родились и выросли в пределах или в окрестностях парка у восточной границы Демократической Республики Конго. У всех за душой ни гроша — не было, нет и не будет. Всем доводилось терять близких в бесконечной войне без конца и края.

И вот они все вместе трудятся в парке, заравнивая ямы и очищая дренажные канавы: прокладывают 14-километровую дорогу. По ней на кордон Букима поедут гости с Запада, чьи деньги пополнят бюджет старейшего национального парка Африки. Туристы хотят исполнить мечту — встретиться лицом к лицу со знаменитыми обитателями парка, редкими горными гориллами.

А еще дорога на Букиму приносит пользу окрестным фермерам, соединяя их с деревенскими рынками и городом Гома на другой стороне парка. Много лет здесь была непроходимая трясина: булыжники вперемешку с вязкой грязью, похожей на зыбучие пески. Но теперь парк выделил деньги на устройство нормальной дороги, и дело закипело.

Дорога связала — пусть и тонкой, как волосок, нитью — самое известное национальное учреждение региона и жителей окрестных деревень, которые поглядывают на парк с неприязнью, а порой и с откровенной злобой, считая, что земля по-прежнему должна принадлежать им, а не туристам и заезжим богачам. Инспектор Тео Камбале не похож на своих подчиненных: его униформа отутюжена до хруста, а зеленые брюки аккуратно заправлены в начищенные ботинки.
55-летний Камбале работает в парке 31 год. Отец Тео, тоже инспектор, погиб в 1960-м, в год рождения сына, — его проткнул рогами африканский буйвол. Инспектором служил и старший брат Тео: в 2006 году он был убит при исполнении служебных обязанностей. Но только с ним расправился не дикий зверь, а член одной из многочисленных вооруженных группировок, которые орудовали на территории Вирунги. Все, как это часто бывает, начиналось с размышлений о справедливости. Подумать только: богатства Вирунги — сказочно плодородная почва, растения и животные — охраняются законом на потребу туристов-толстосумов! Местные парни, выросшие в нищете, сочли это вопиющей несправедливостью. Их затянуло в повстанческую группировку «Движение 23 марта» (М23), предъявлявшую продажному правительству длинный список обвинений.

Праведный гнев не помешал мятежникам творить насилие и грабежи на востоке Конго, возле южной границы парка. На исходе 2013 года, после полутора лет боевых действий, армия Конго при помощи войск ООН разгромила повстанцев. Среди солдат пехоты, которым миротворцы ООН и администрация парка решили дать второй шанс, были и эти семеро из бригады Тео Камбале.

Гнуть спину на ремонте дороги оказалось куда труднее, чем мародерствовать, да и деньги здесь совсем другие. Но бывшие боевики не отступили — и очень выросли в глазах Камбале. «Чем вы раньше занимались? Баламутили всю округу, — говорит он своим работникам. — А теперь дорогу строите. Это первый шаг. Можно двигаться дальше. Но без мира далеко не уйдешь. Так начинается новая жизнь», — Тео показывает рукой на дорогу.

Камбале надеется, что сотрясает воздух не напрасно. Он знает, что большинство парней взялось за оружие не по доброй воле. Их руки и спины исполосованы шрамами — так главари вооруженных банд заклеймили своих полурабов. Глядя на «клейма» на молодых телах — его ребятам около двадцати, — Камбале вспоминает о собственной ране: копье повстанца когда-то угодило ему в правую ногу.